Психология и семья

Семейная психология: особенности адаптации молодых супругов

Психология семейной жизни: причины нестабильности брака

В современном обществе распространена озабоченность по поводу нестабильности брака и семьи. Причинами для беспокойства служат: гражданские браки, браки между подростками, супружеская неверность, развод, множественные браки, «война» между представителями разных полов, главенствующая роль матери, слабость отцов, снижение родительского авторитета, разрушенный семейный очаг, эмоционально — травмированные дети, анархизм юных, тенденция к делинквентности. Прочитать остальную часть записи »

Психология семьи: стадии кризиса молодого супружества

Семейная психология о самом напряженном периоде брака
Процесс формирования внутрисемейных и внесемейных отношений, сближения точек зрения, ценностных ориентации, представлений, привычек молодых супругов и других членов семьи на начальном этапе супружества протекает, по данным семейной психологии, весьма интенсивно и напряженно. Косвенное отражение сложности этого процесса — количество возникающих в этот период разводов и их причины. «Немалая часть молодых семей распадается в самом начале совместной жизни. Основные причины этого — неподготовленность к супружеской жизни, неудовлетворительные бытовые условия, отсутствие собственной жилой площади после свадьбы, вмешательство родственников во взаимоотношения молодых супругов» (цит. по П. Дичюс). Все перечисленные факторы ведут к такому явлению как кризис в браке. Прочитать остальную часть записи »

Почему обычные люди совершают злодеяния?


Трудно найти человека, который бы с гордостью называл себя злодеем. Каждый считает себя добрым человеком, а злодеи — они где-то там, по ту сторону. Тем не менее зло таится даже в самых нормальных людях и только ждет подходящих обстоятельств и удобных оправданий, чтобы выползти наружу. Каким образом обычные люди становятся убийцами и совершают ужасные злодеяния?

Природное свойство
Кажется, что мир с каждым годом становится все цивилизованнее и сегодня человеческая жизнь приобрела бóльшую ценность. Однако только на протяжении XX в. зарегистрировано 50 случаев геноцида, произошло две мировые войны и сотни локальных военных конфликтов. В сущности, агрессивное поведение является одной из форм адаптации, способствующей выживанию человека. Это связано с постоянной конкурентной борьбой в человеческом обществе. Без агрессивности невозможно одержать победу в спортивных состязаниях и добиться успеха в карьере. Но чрезмерная агрессия порождает насилие и опасна для окружающих.

Наследственная предрасположенность к агрессии была обнаружена в процессе генетических исследований преступников. До 10% всех тяжких преступлений, сопряженных с насилием, были совершены людьми с особым генотипом и нарушенной регуляцией уровня нейромедиатора дофамина. У таких людей отмечают чрезмерные агрессивность, импульсивность и неуправляемость, которые подталкивают их к совершению преступлений. Однако на крайне жестокие поступки способны не только социопаты, которых, в сущности, не так уже и много, но и самые обычные люди.

Привычка убивать
Жуткая хронология того, как обычные люди становятся жестокими убийцами, задокументирована в архивах батальона резервистов немецкой армии времен второй мировой войны. Этот батальон представлял собой типичную социально-демографическую репрезентативную группу граждан Германии из разных слоев общества, волею случая мобилизованных на войну. Когда в первый раз им поступил приказ уничтожить население польско-еврейского местечка, у немецких солдат было право отказаться от участия в данной операции. Тем не менее этой возможностью воспользовались немногие, причем отказавшиеся не подверглись впоследствии никакому наказанию — участие в первой карательной операции было добровольным. Остальные солдаты дисциплинированно уничтожили всех жителей (в основном женщин, стариков и детей), а затем дотла сожгли город. Командир батальона отметил в документах, что после операции многие солдаты плакали, некоторых тошнило и все напились, чтобы забыть тот кошмар, в котором они участвовали. Но после каждой последующей операции убивать беззащитных людей становилось все легче, и солдаты переживали все меньше. А когда батальон переводили из Польши в Украину, многие немцы интересовались, будут ли они на новом месте проводить карательные операции. Они не только привыкли, но и «вошли во вкус».

Способы преодолеть табу
Нормальному человеку нелегко дается преодоление внутреннего запрета на убийство себе подобного. При опросе участников боевых действий только 10% утверждали, что целились и стреляли в конкретного человека. Остальные поначалу палили в воздух, хотя постепенно все привыкали. Кроме того, в ходе войны появляются личные мотивы — отомстить за погибшего товарища и за боль, причиненную близким. Однако впоследствии многие бойцы переживают посттравматическое стрессовое расстройство. Но такой синдром гораздо реже развивается у тех, кто уничтожал противника дистанционно.

Чтобы создать убедительный образ врага, надо обесчеловечить противника и снять морально-этические запреты

Чем дальше военные от реального столкновения, тем в меньшей степени проявляется посттравматический синдром. Гораздо легче нажать кнопку и уничтожить сотни людей, не видя их, чем убить одного человека лицом к лицу в рукопашном бою. Как защитная реакция или как следствие пропаганды может сформироваться «черно-белое» восприятие реальности: весь мир делится на «своих» и «всех остальных» — тех, кого необходимо безжалостно уничтожить. Фанатики, террористы, психопаты и садисты готовы совершать массовые убийства, не испытывая при этом никакого сочувствия. Ведь те, кого они убивают, для них и не люди вовсе.
Образ врага
Чтобы создать убедительный образ врага, надо обесчеловечить противника и снять морально-этические запреты. Причем для этого используется набор стандартных методов, включающих базовые социальные эмоции. Врагам приписывается все самое мерзкое. Чтобы вызвать отвращение, противника сравнивают с самыми мерзкими тварями, не скупясь при этом на уничижительные эпитеты.

Враг творит злодейства, совершая нечеловеческие преступления, а противоположная сторона проявляет благородство и отвагу, защищая женщин и детей. И тут уже не только у воинов, но и у мирных обывателей возникает яростное желание убить этих уродов, ведь они нелюди. Тут же услужливо всплывают исторические свидетельства, доказывающие, что противная сторона безусловно мерзка и должна быть уничтожена. В государствах с авторитарным режимом особенно легко привить гражданам «героическую культуру насилия», найдя козла отпущения и указав на врага. Ничто так не сплачивает граждан страны, как появление внешнего врага. Если можно переложить на кого-то ответственность, то обычные люди способны на невероятное зло.
Безмолвные свидетели
Кроме нападающих и обороняющихся, в любом конфликте есть и третья сторона — наблюдатели. И несмотря на то что они не вмешиваются в сам процесс, все зверства и злодейства происходят с их молчаливого согласия или боязливого неодобрения. А зачастую оказывается, что ради них все это и затевалось. Использование аббревиатур и эвфемизмов позволяет обезличить живого реального человека. В культурной Германии не использовали слово «Холокост» — это было «окончательное решение еврейского вопроса», что для обывателей звучало вполне «нормально».

Cамые обычные люди способны на убийство ни в чем не повинного человека, если ответственность за это возьмет кто-то другой, и если они уверены, что выполняют свой долг

Когда за массовое уничтожение евреев судили Адольфа Эйхмана, присутствующие во время процесса были поражены, насколько буднично гестаповец рассказывал о концлагерях. Он говорил, как чиновник или управляющий, который деловито заботится о поставках газа, оборудовании печей и обеспечении вагонов для перевозки заключенных. Героиня романа «Чтец» с одинаковым старанием работала на заводе «Сименс», а затем надзирательницей в концлагере. А после того как лагерь разбомбили, она закрыла заключенных в сарае и сожгла. Чтобы не разбежались, ведь она же за них отвечала. Простая немецкая девушка не была прирожденной убийцей, просто она привыкла хорошо делать свою работу и была убеждена, что ответственно исполняет свой долг.Опасные эксперименты
Оказывается, разбудить дремлющее зло в обычных людях не так уже и сложно. Например, к экспериментам Филиппа Зимбардо по изучению насилия были привлечены ничем ни примечательные американские студенты. Их произвольным образом разделили на две группы: одних назначили надзирателями, а других — заключенными. Особой остроты добавляло то, что действие проходило в стенах реальной тюрьмы. Не прошло и нескольких дней, как «надзиратели» настолько вжились в свою роль, что стали по-настоящему издеваться над «заключенными». По этическим соображениям эксперимент пришлось досрочно прекратить и с тех пор исследования такого рода считаются морально неприемлемыми.

Зло живет в каждом из нас, оно притаилось и ждет подходящей минуты, чтобы вырваться наружу. Будьте бдительны и не позволяйте этому случиться.

Другая серия печально известных экспериментов была проведена Стэнли Милгрэмом. Испытуемый выступал в роли учителя, который обучал находящегося за стенкой ученика, посылая разряды электричества в случае неправильных ответов. В сторонке сидел экспериментатор в белом халате и строго наблюдал за процессом. Увеличивая или уменьшая наказание, можно было показывать ученику, как нужно решать задачки или запоминать слова. Чем нерадивее был ученик, тем сильнее были разряды, а красная отметка обозначала «смертельную дозу». В действительности роль учеников исполняли актеры, которые драматично вопили, жаловались на больное сердце, просили остановить эксперимент и даже «умирали», когда безжалостный учитель пересекал красную черту. Поразительным оказалось то, что смертельную черту пересекало подавляющее большинство испытуемых. Впоследствии, когда «учителям» раскрывали суть эксперимента и просили объяснить, как они смогли «убить» своих учеников, они отвечали, что по глазам экспериментатора видели, что обязаны продолжать испытание. Оказывается, самые обычные люди способны на убийство ни в чем не повинного человека, если ответственность за это возьмет кто-то другой, и если они уверены, что выполняют свой долг.
Вся история человечества полна жуткими примерами, когда обычные люди совершают безобразные поступки. Подходящая ситуация, перекладывание ответственности на «высшие инстанции» и неизбежное привыкание к любым злодеяниям — вот что превращают нормального человека в кровавого убийцу. Оказывается, эту черту пересечь очень легко. Зло живет в каждом из нас, оно притаилось и ждет подходящей минуты, чтобы вырваться наружу. Будьте бдительны и не позволяйте этому случиться.

Что такое социофобия и как с этим жить


Многие не относят социофобию к реальным психическим расстройствам, считая боязнь негативной оценки со стороны окружающих надуманной проблемой, которая легко устраняется, если человеку все как следует объяснить. Однако сами социофобы так не думают. Обычные социальные взаимодействия доставляют им мучительные ощущения, а выполнение незамысловатых для других дел для них — сродни повседневному подвигу

Чего боятся социофобы?
Желание нравиться свойственно человеческой природе, поэтому опасение негативных оценок со стороны окружающих — это вполне естественное чувство, которое присуще большинству людей. Но у социофобов любое взаимодействие с другими людьми сопровождается необоснованной тревогой, вплоть до панического приступа. Иррациональный страх публичного позора драматическим образом влияет на нормальное существование, работу, занятия, учебу и повседневное общение с другими людьми. Это навязчивый страх выглядеть неподходящим, некомпетентным, неумелым, неуклюжим.

Социофобы боятся совершить ошибку и быть осмеянными окружающими, особенно незнакомыми. Чрезмерную тревогу вызывают публичные выступления, деловые встречи, собеседования, свидания и даже общение по телефону. Дискомфорт может спровоцировать даже сама мысль о любой коммуникации, и социофобы заранее начинают переживать о предстоящем травматическом событии, предполагая его провальный исход.

Любое место, где собирается большое количество людей — концерт, стадион, театр, кинотеатр и даже магазин, — вызывает приступ паники. Ситуации, в которых предполагается, что за человеком будут наблюдать, такие как танцы или командные виды спорта, совершенно неприемлемы для социофобов. Им невероятно трудно проходить проверку своих способностей, умений или знаний, смотреть в глаза малознакомому человеку, выражать ему неодобрение или несогласие.
Такие люди не могут выдержать сильное давление со стороны продавцов и совершенно неспособны возвратить в магазин купленный товар с целью получить обратно деньги. Они всегда испытывают беспокойство, что другие люди заметят их нервное состояние и расценят такое поведение как компрометирующее или унижающее.

Разнообразные формы и физиологические проявления
Первые упоминания о социофобии относятся к середине XIX в. Болезнь представлена в разнообразных формах, кроме того, варьирует степень ее интенсивности. Генерализованная форма включает в себя страх широкого круга социальных ситуаций. Специфическая форма болезни проявляется индивидуально: кто-то боится именно публичных выступлений перед незнакомой аудиторией, кто-то беспокоится только во время посещения общественных мест, кто-то страдает от невозможности отказать другим. Некоторые стесняются есть в присутствии других, пользоваться общественным туалетом, читать или что-то писать на людях. Все эти случаи объединяют боязнь действий, сопровождаемых вниманием посторонних людей, и опасение негативной оценки с их стороны.

Психоэмоциональные проявления сопровождаются рядом физиологических симптомов, в частности связанных с перевозбуждением симпатической нервной системы. Человек усиленно потеет и краснеет, дыхание и сердцебиение у него учащаются. Могут появиться головокружение, тошнота и расстройство желудка. Наблюдается тремор конечностей и всего тела. Голос дрожит, речь становится быстрой и сбивчивой или, наоборот, медленной и запинающейся. Возможно нарушение походки, особенно когда человек проходит мимо группы наблюдающих за ним людей и беспокоится, «правильно» ли он ходит. В самый решительный момент он может впасть в ступор, а в особо стрессовых ситуациях у него возможно развитие панической атаки.

Не путать!
Прочитав вышеизложенные симптомы, многие обнаружат у себя признаки социофобии, но не торопитесь приписывать себе этот диагноз. Ведь большинство людей испытывают волнение перед публичными выступлениями и опасаются негативных оценок со стороны окружающих, но при этом прекрасно справляются с разнообразными социальными ситуациями.

Если кто-то избегает общения с людьми, потому что они ужасно его раздражают, то это не социофобия, а мизантропия. Социофобию часто путают с интроверсией и социопатией. Однако интроверсия — это ориентированность человека на свой внутренний мир с возможностью восстанавливать силы в одиночестве. Здоровый интроверт редко нуждается в обществе, но не испытывает острого стресса от необходимости с кем-то заговорить.
Социопатия, или диссоциальное расстройство личности, подразумевает прежде всего асоциальное поведение, а вовсе не боязнь других людей. Социопат соблюдает общественные нормы только до тех пор, пока они ему выгодны, при этом он может быть как интровертом, так и стремиться к всеобщему вниманию. Социофоба же отличает иррациональная боязнь общения и внимания окружающих.

Нарушения систем ожидания боли и эмоционального контроля
Поведенческое ингибирование — это особенность функционирования нервной системы, при которой человек сконцентрирован на себе и опасается окружающего мира. Примерно у 10–15% людей с рождения наблюдается предрасположенность к социально-тревожным нарушениям данного типа. У страдающих этим заболеванием симптомы проявляются до достижения ими 11-летнего возраста и обостряются приблизительно в 17 лет. Это психическое расстройство вызывает сильный стресс и оказывает большое влияние на жизнь человека.
Все люди начиная с раннего детства и заканчивая глубокой старостью переживают стрессовые ситуации и испытывают прессинг негативной оценки окружающих. Однако только 13% переживают приступы социофобии на разных этапах хотя бы раз в жизни, а 2,5% живут в таком состоянии постоянно.

Хотя генетическая подоплека заболевания пока не доказана, мозг людей с социальной тревожностью имеет свои особенности. Это состояние связывают с расстройствами аутического спектра. Предполагается, что причиной развития социофобии являются нарушения в работе систем ожидания боли и эмоционального контроля. На каждый опыт отвержения и неудачного общения активируются системы боли, а эти части мозга схожим образом реагируют как на эмоциональную, так и на физическую боль. Происходит усиление кровотока в лобной коре и миндалине, где формируется ощущение страха и тревоги. Считается, что у социофобов снижена активность зеркальных нейронов и уровень эмпатии в целом.

Избирательная слепота
Социофобы имеют неадекватное представление о самих себе и своих возможностях, поэтому склонны видеть себя в плохом свете. При этом они страдают «избирательной слепотой» к эмоциям окружающих. Такие люди чрезмерно зациклены на том, как они выглядят в глазах окружающих, и поэтому предъявляют к себе повышенные требования. Ненависть, презрение и осуждение они видят с «исключительной прозорливостью», даже когда их и в помине нет, а позитивных эмоций по отношению к себе они «старательно» не замечают.
Бедняги изо всех сил пытаются произвести хорошее впечатление, но при этом в глубине души уверены, что никогда не смогут этого сделать. Они бесчисленное множество раз проигрывают в голове возможные сценарии развития ситуаций, где и что могло быть сделано не так. Эти мысли могут быть чрезвычайно навязчивыми и терзать человека неделями и месяцами. При этом в памяти избирательно откладываются и накапливаются только плохие воспоминания.

Замкнутый круг
Следует подчеркнуть, что потребность в принятии обществом у людей с социальной тревожностью все равно присутствует. Многие из них изо всех сил пытаются влиться в коллектив и наладить отношения с окружающими. Однако из-за недостатка эмпатии и неадекватной оценки отношения к себе зачастую они ведут себя как слон в посудной лавке. Такие люди не чувствуют обратной связи в процессе общения и поэтому невольно задевают эмоции окружающих, настраивая их против себя уже по-настоящему.

Для преодоления страха общения они формируют защитную реакцию и вынуждены блокировать сигналы других людей. Ничего удивительного, что со временем люди с социальной тревожностью вырабатывают поведенческие стратегии избегания общения. Человек попросту начинает остерегаться любых ситуаций, провоцирующих у него тревогу. Это состояние отличается от обычной застенчивости тем, что приводит к серьезным нарушениям в жизни человека. И постепенно социофобам совершенно искренне начинает казаться, что окружающие люди им и впрямь не особенно интересны. Избегающее поведение приводит социофобов к замкнутому образу жизни. Человек начинает избегать любых контактов с людьми, не в состоянии наладить нормальные взаимоотношения с коллегами по работе, романтические или сексуальные отношения.
Успешные социофобы
Человеку с социофобией сложно найти работу. Стресс, связанный с прохождением собеседований, затрудняет поиск работы, а если должность подразумевает большое количество общения, то удержаться на работе очень трудно. Чтобы работа приносила удовольствие, необходимо научиться контролировать это расстройство и подобрать соответствующее занятие. Социофобам подходит работа с текстом и за компьютером. Однако время от времени им все же необходимо общаться с людьми, иначе вследствие изоляции их эмоциональное состояние резко ухудшается. Есть много примеров, когда люди с тревожными расстройствами сделали блестящую карьеру и добились больших успехов в жизни. К таким людям относятся Билл Гейтс, Альберт Эйнштейн, Джоан Роулинг, Ким Бейсинджер.

Где притаился страх: почему мы боимся?


Страх в виде реакции на сигналы опасности — это явление естественное и даже полезное для выживания человека. Но в панических приступах страха, вызванных травматическими переживаниями прошлого, нет ничего полезного. Поэтому важно разобраться в механизмах возникновения страха, чтобы научиться отключать болезненные воспоминания и избегать панических атак

Бояться все
Страх могут испытывать все животные с хорошо развитой центральной нервной системой — от моллюсков до мышей, обезьян и людей. У каждого из этих видов страх имеет отчетливые, легко распознаваемые проявления. Наши поведение и настроение формируются эмоциями, которые возникают в результате объединения сигналов от органов чувств. Это универсальная инстинктивная и необходимая для выживания реакция на что-либо угрожающее жизни, здоровью или социальному статусу. Человек может воспринимать даже запах страха, но в отличие от звуковой и зрительной информации запах воспринимается исключительно на подсознательном уровне. Обычно страх вызывает неприятные ощущения, но при этом он может подталкивать человека к самозащите в опасных ситуациях, что очень важно для сохранения жизни. Однако следует учитывать, что страх может быть вызван мнимой опасностью или стать результатом пережитого в прошлом потрясения.

Центр контроля страха
В физиологических проявлениях страха ключевую роль играет гипоталамус. Именно здесь запускается реакция «бей или беги», сопровождающаяся повышенным сердцебиением, потоотделением, сухостью во рту и напряжением мышц. В формировании долговременной памяти задействован гиппокамп. А ключевую роль в запоминании пережитого страха играет поясная зубчатая извилина гиппокампа, причем ее работа связана с сознательной оценкой страха.
В височной доле каждого полушария расположена группа собранных вместе ядер, составляющих миндалевидное тело, которое осуществляет координацию сознательного чувственного опыта и физиологических проявлений эмоций, особенно страха. Нарушения в работе миндалевидного тела вызывают у людей различные формы патологического страха и других эмоциональных расстройств. Уже выяснена принципиальная схема поступления информации о безусловных и условных раздражителях и запускания миндалевидным телом сигналов, вызывающих реакции страха.

Паттерны страха
Ученые установили существование паттерна страха, то есть группы клеток, вовлеченных в запоминание конкретного неприятного эпизода. Его назвали термином «энграмма», от греческого слова, означающего буквально «внутренняя запись» для обозначения следа памяти в мозге. Повреждения миндалевидного тела, задействованного в работе памяти, которая связана со страхом, нарушают возникновение эмоциональных реакций в ответ на раздражители, вызывающие такие реакции у здоровых людей.

Страх может быть вызван мнимой опасностью или стать результатом пережитого в прошлом потрясения

В механизмах как врожденного, так и приобретенного страха задействована определенная нейронная цепь, связанная с миндалевидным телом. Установлено, что нейронные системы, в которых хранятся бессознательные, имплицитные, эмоциональные воспоминания, отличаются от систем, где формируется память о сознательных, эксплицитных, чувственных состояниях. Приобретенный и врожденный страх имеют принципиальные отличия. Приобретенный страх порождает долговременную потенциацию в боковом ядре миндалевидного тела наряду с достоверно повышенной и более продолжительной памятью, связанной со страхом.

Генетические и молекулярные основы страха
Обнаружены гены, которые экспрессируются только в боковом ядре миндалевидного тела. Один из генов в пирамидальных клетках мозга кодирует нейромедиатор гастрин-высвобождающий пептид (gastrin-releasingpeptide). При недостатке этого белка «выключаются» приобретенные страхи, однако на врожденные (инстинктивные) страхи он не действует. Белок статмин (stathmin, известный также как онкопротеин-18) отвечает за работу врожденных и развитие приобретенных форм страха, именно поэтому наивысшая концентрация этого белка наблюдается в миндалевидном теле. После блокировки у подопытных мышей гена, ответственного за выработку статмина, мыши игнорировали опасность, причем даже в тех ситуациях, когда грызуны всегда чувствуют инстинктивную тревожность.

На физиологическом уровне недостаток статмина приводит к ослаблению долговременных синаптических связей между нейронами. Наибольшее ослабление было отмечено на отрезках нервных сетей, идущих к миндалевидному телу. Считается, что такие связи обеспечивают запоминание, но подопытные мыши не утрачивали способность к обучению.

Люди легко приучаются бояться безобидных вещей, которые в прошлом были связаны с болезненными переживаниями

Анализ механизмов, контролирующих страх на молекулярном уровне, позволит найти новые подходы к лечению разнообразных пограничных состояний, посттравматических стрессов, фобий и других психических расстройств, связанных с неотступным чувством тревоги.

Причины женской пугливости
После сильных травмирующих переживаний у некоторых людей может развиться посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). К выявленным факторам риска относятся уменьшенный объем гиппокампа и некоторые аномалии в работе миндалины и островка (insularcortex). Ученые обнаружили, что вероятность развития ПТСР у женщин имеет отчасти наследственную природу и зависит от гена, влияющего на чувствительность клеток к одному из «гормонов стресса» — это гипофизарный пептид, активирующий аденилатциклазу (Pituitaryadenylate-cyclase activatin gpolypeptide — PACAP).

Активность генов гормона PACAP и его рецептора PAC1 в головном мозге связана обратной зависимостью: чем выше уровень гормона, тем меньше производится молекул рецептора, и наоборот. Развитие у подопытных мышей условного рефлекса страха сопровождается повышением активности гена рецептора PAC1 в миндалине. В опытах на крысах было установлено, что повышение уровня эстрогенов приводит к росту активности генов гормона PACAP и его рецептора PAC1 в миндалине и других отделах мозга, связанных со страхом. Таким образом, активность этого гена зависит от уровня женских половых гормонов эстрогенов. Данное открытие дает ключ к расшифровке физиологических основ повышенной склонности женщин к выработке посттравматического синдрома и поможет объяснить межполовые различия по общему уровню пугливости. Медикам и фармакологам это может помочь в разработке новых средств для лечения ПТCР.
Пугающие ассоциации
Приобретенный страх является главным компонентом ПТСР, а также социальных фобий. Эти расстройства проявляются в повторно испытываемом страхе, нередко вызываемом чем-то, что напоминает о полученной психической травме. Одна из характерных особенностей и этих расстройств, и приобретенного страха в целом состоит в том, что воспоминания о полученной травме могут десятилетиями оставаться в силе и легко всплывать под действием различных стрессовых обстоятельств. Даже после однократного столкновения с угрозой миндалевидное тело может сохранять память об этом травматическом событии на протяжении всей жизни. Одна из характерных особенностей страха состоит в том, что он легко ассоциируется с определенными раздражителями.

В физиологических проявлениях страха ключевую роль играет гипоталамус. Именно здесь запускается реакция «бей или беги», сопровождающаяся повышенным сердцебиением, потоотделением, сухостью во рту и напряжением мышц

У человека, в мозге которого возникла подобная ассоциация, раздражитель может действовать как стимул к формированию долговременных эмоциональных воспоминаний. Люди легко приучаются бояться безобидных вещей, которые в прошлом были связаны с болезненными переживаниями. Некоторые психотерапевтические приемы помогают избавиться от «условных страхов», но результаты такого лечения часто неустойчивы и страхи могут снова вернуться.Протеогликановые сети страха
Комплексный подход с использованием методов клеточной биологии и молекулярной генетики позволил обнаружить нейронную цепь, которая играет важную роль в осуществлении контроля над приобретенным страхом. Способность забывать страхи связана с формированием вокруг некоторых групп нейронов миндалевидного тела упорядоченных сетей. Они образованы белково-углеводными комплексами протеогликанов на основе хондроитинсульфата. Подобные протеогликаны входят в состав хрящевой ткани и во многом обеспечивают ее устойчивость к сжатию. Инъекция в миндалевидное тело фермента, разрушающего эти сети, возвращает подопытным мышам способность навсегда забывать испытываемые страхи. Если в человеческом мозге регуляция страшных воспоминаний осуществляется сходным образом, то в будущем подобные методы могут быть использованы в медицине для борьбы с патологическими страхами.

Стирание страха
Нейробиологи обнаружили молекулярный механизм, позволяющий безвозвратно стереть память о пугающем событии. Оказалось, что в первые сутки после приобретения «условного страха» на нейронах, которые непосредственно принимают сигналы от таламуса, временно увеличивается число рецепторов CP-AMPAR. Тем самым нейроны латеральной миндалины переводятся в состояние повышенной пластичности. Уменьшение количества рецепторов определенного типа в критический отрезок времени позволит навсегда избавиться от новоприобретенного пугающего воспоминания. Однако чувствительный период короток, и если за это время страх не будет стерт, то он останется надолго, поэтому начинать лечение нужно как можно раньше. Возможно, данное открытие поможет в разработке новых методов лечения ПТСР.

Добрые советы