Психология и семья

Мой маленький ангел

Оставьте ее в роддоме, милая! Поймите, «щипцовый» ребенок с такой тяжелой формой детского церебрального паралича превратит вашу жизнь в ад, а в   специализированном доме ребенка вашей девочке будет обеспечен уход! Тем более что с такой серьезной патологией это бедное  дитя проживет недолго!» — сказал  мне главврач, виновато протягивая бумагу и ручку. После его страшных слов на душе стало так гадко и больно, что я упала в обморок. «Надя, нашатырь,   и переложи ее на каталку!  Отвезите в палату, поставьте капельницу и побудьте с ней!» — приказал главврач медсестре. Пока я лежала под капельницей, в моем воспаленном Сознании возникла картина моих тяжелых родов. В женской консультации проглядели врожденный дефект шейки матки, и из-за этого роды начались на восьмом месяце прямо в «скорой помощи». Плод был крупный, и доченьку врачам пришлось тащить щипцами. На свет малышка появилась в машине возле порога роддома и вскоре перестала дышать.

Врачи долго оживляли мою крошку, увезли ее в реанимацию, а когда спустя три дня я пришла в себя после трудных родов, главврач сообщил мне о нелегком диагнозе дочери и предложил отказаться от ребенка. Когда я открыла глаза, возле меня суетились медсестры. «Что вы так переживаете, моя дорогая? Сами в обморок падаете, а еще хотите больного ребенка оставить! Герман Арнольдович дал вам срок до завтра. Стоит ли так упрямиться, если ваш муж уже подписал согласие на отказ от ребенка! И не нужно на нас смотреть взглядом раненой волчицы, мы же для вас стараемся!» холодным тоном сказала мне старшая медсестра.

Ее слова обожгли, как удар кнута. Босая и простоволосая, я вскочила с кушетки и побежала в бокс для младенцев. На мое счастье доченьку уже перевели туда после реанимации. Когда я ворвалась в детскую комнату, то увидела, что моя Танюшка лежит отдельно от остальных малышей в кроватке-кувезе с надписью «Отказница». Я тихонько на цыпочках подошла к дочери, и мой маленький ангел пошевелил спеленатыми ручонками и улыбнулся мне. С едва прикрытого шторами окна на лицо дочурки упал луч солнца. Я поняла, что Бог дал мне знак. Осторожно взяла малышку на руки. В это время в бокс для младенцев вслед за мной ворвались медсестры.

«Немедленно подготовьте выписку и мои вещи! Мы с дочерью уезжаем!» — приказала им.

— Смотрите, как бы вам не пожалеть о своем необдуманном решении! — сурово сказала старшая медсестра, но мне на ее слова было наплевать.

Когда я спускалась по ступенькам роддома, медсестры шептали мне вслед: «Она идиотка или святая», но для меня их слова были лишь отзвуком недавней опасности.

Тогда я чувствовала себя раненой львицей, у которой хотят отнять детеныша.

Лишь когда я ехала домой в такси, ненадолго почувствовала себя счастливой!

Мой маленький ангел-Танюшка мирно спал у меня на коленях. Впереди нас с ней ждали новые тяжелые и жестокие испытания.

— Нет, я больше не могу этого выдержать! Скажи, зачем ты, не посоветовавшись со мной, забрала ее из роддома? — обиженно заявил мой муж Виктор, собирая чемодан, чтобы уйти от меня.

В тот тяжелый момент моей жизни Танюшке было пять месяцев, и моя девочка уже перенесла две операции — одну на головном мозге, а другую — на позвоночнике. Для того чтобы оплатить их и дальнейшее лечение дочери, мне пришлось продать квартиру, доставшуюся мне в наследство от бабушки, и взять две работы на дом.

Буквально с первых дней пребывания дома я записала доченьку в специализированный центр развития детей с детским церебральным параличом. Там я ежедневно занималась с ней гимнастикой и плаваньем, освоила специальный массаж. Я делала его малышке по четыре раза в день. В дополнение ко всему этому мне пришлось научиться доставать для дочери специальные дорогие и очень эффективные препараты. Так что Танюшка получала инъекции и капельницы каждый день.

Вложенные деньги и усилия дали результат, и в полгода моя девочка не отставала в развитии от других детей, только ее левая ножка оставалась еще парализованной.

Что же касается наших отношений с мужем, то после того как я узнала, что он хотел оставить Танюшку в роддоме, мы с ним стали чужими людьми. Жили вместе, ели, спали в одной кровати, даже занимались сексом, но страсть, объединившая нас, исчезла навсегда.

Так что решение бросить меня с маленькой дочерью на руках я восприняла спокойно, даже испытала некоторое облегчение. Я уже настолько разочаровалась в Викторе, что он стал мне противен, но высказывания супруга в отношении дочери просто бесили.

— Как ты смеешь, так говорить о нашем ребенке! Посмотри, в пять месяцев наша девочка ничем не отличается от других детей! — крикнула я в лицо своему благоверному.

— Не отличается, говоришь? Но ее нога парализована! Она же калека! Я ухожу от тебя к женщине, которая родит мне здорового ребенка! — зло заявил мне супруг.

— Убирайся вон и не забудь платить вовремя алименты! — крикнула я, влепив супругу пощечину.

— Алименты? А вдруг этот ребенок не мой?! У нас в роду уродов не было! — крикнул мне на прощание муж, хлопнув дверью.

От этого звука проснулась и заплакала дочка, а у меня начался приступ рвоты. Тест показал, что я беременна. Качая Танюшку на руках, подумала, что в нашей стране жизнь матери, которая растит ребенка-инвалида, — это сплошное хождение по мукам.

— Имея ребенка-инвалида, ты решила рожать второго! Да еще и без мужа! Дура! — в сердцах сказала мне подруга, выразительно покрутив пальцем у виска.

На протяжении всей моей беременности мне говорили то же самое родные и друзья. Казалось, весь мир был против меня.

— Ириша, ну посмотри, в кого ты превратилась! Ты же была такой красавицей! — участливо продолжала причитать подруга. Чтобы лечить дочь и сохранить второго ребенка, мне приходилось отказывать себе буквально во всем. Вместо платьев я носила джинсы и растянутые свитера, а из косметики пользовалась лишь губной помадой. Но мне было на все это в высшей степени наплевать. Я растворилась в детях. Радовалось тому, что Танюшка начала ходить в срок. Правда, движения ее ножки удалось восстановить лишь частично, и моя девочка сильно хромала, но все же это не инвалидное кресло на всю жизнь, которое пророчили ей врачи в роддоме. Вторая беременность протекала хорошо, но, помня трагический опыт первых родов, я решила рожать через кесарево сечение. В одной палате со мной лежала малолетняя бродяжка. Все отделение шушукалось о том, что делать с ребенком, когда он родится. Девица заявила, что это (так она называла будущего малыша, вернее, малышку) ей на фиг не нужно — одни проблемы. Услышав такое, я пришла в ужас: какая жизнь ожидает кроху с этой мамашей? Я испытала такую жалость к брошенному и нелюбимому еще до рождения ребенку, что пошла к главврачу и умоляла оформить документы, будто у меня родилась двойня. Услышав просьбу, Герман Арнольдович едва не лишился дара речи.

— Вы явно не в своем уме, милая, устало сказал он. Но я не собиралась отступать и положила перед ним на стол фотографии дочери. — Господи, да ведь это та девочка!   Вы   совершили чудо! Вам под силу в одиночку  поднять  десятерых! Конечно же, я пойду  вам  навстречу! — сказал главврач и поцеловал мне руку. — Но как вы решите вопрос с мамашей?

— Она собирается ее бросить… Новорожденная девочка кричала дни и ночи, видно, предчувствуя свою печальную судьбу.   Ей   вторил мой Алешка. Соседка  затыкала уши, орала на дочку, пинала ее, отказывалась давать грудь. Она люто ненавидела ни в чем не повинную кроху: — Заткнись! — и дальше следовала череда диких оскорблений крохотного существа. — От этих воплей сдохнуть можно! Или придушить этот комок мяса? Но мне в тюрягу неохота. В следующий раз сразу аборт сделаю.

С этими словами она исчезла из жизни девочки навсегда. Я вышла из роддома с двумя малышами на руках: дочкой и сыном, Алинкой и Алешкой.

Мне пришлось вести жестокую борьбу за выживание, чтобы вырастить их хорошими и успешными людьми, но я не сдавалась и выиграла это непростое сражение с судьбой.

Прошли годы, мой маленький ангел вырос. Сейчас Танюшке двадцать пять. Она руководит отделом в банке и встречается с хорошим парнем. Ходит моя девочка, слегка прихрамывая, опираясь на трость. Ну и что? Главная красота — это ее доброе сердце и глубокий ум. Мой сынок стал милиционером, а вторая доченька открыла свой бизнес. Сын уже женат, я жду появления внуков. На мой юбилей дети заказали шикарный банкет в ресторане. Двойняшки (а я только так их воспринимаю, уже давно забыла, что Алинку родила другая женщина) подарили мне путевку в круиз, а Танюшка купила длинную норковую шубу, о которой я давно мечтала. Ведь когда я одна растила троих детей, у меня была только куртка.

Конечно, кто-то может назвать меня несчастной женщиной, так как я рано осталась без мужа, преждевременно постарела от тяжелой работы, которой нагружала себя, чтобы поднять детей, но я считаю себя счастливой, так как выполнила Богом данное предназначение — стать матерью! И вот я отправляюсь в кругосветное путешествие. Дочери со своими кавалерами, сын с невесткой придут меня провожать. Я счастлива!

Комментарии запрещены.

Добрые советы
  • 06.06.2019
    Как правильно выбрать бюстгальтер

    Перед тем как приступить к выбору, нужно определить, какой именно лифчик вам нужен. Для начала нужно подумать, какому цвету вы отдадите своё предпочтение, хотите ли вы вышивку или кружева на своем белье. Сначала определитесь, для чего приобретается лиф, для повседневной одежды... 
    Читать полностью